Обманывают роботы — без денег человек

Иван Князев: Мы продолжаем. Новая схема от мошенников появилась: они теперь обзванивают клиентов банков с помощью роботов и просят подтвердить перевод, внушая жертвам, что в настоящий момент операции по карте приостановлены. Правительство России уже предложило штрафовать сотовых операторов, по линиям которых зафиксировали звонки и сообщения со скрытых номеров. А если это настоящий номер банка? Вот вопрос.

Ксения Сакурова: Ну вот давайте посмотрим на данные опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения. За последние полгода более половины россиян получали звонки от телефонных мошенников, а почти каждый 5-й SMS-сообщения. Чаще всего мошенники звонили москвичам и петербуржцам, это 70% от всех опрошенных, и жителям других городов-миллионников, ну а реже их интересует население малых городов, там, видимо, и зарплаты небольшие. Среди самых распространенных легенд мошенников – предложение банковских услуг и такие ложные предупреждения о проблемах с банковскими картами, таких 27% случаев.

Иван Князев: Ну, в общем, хотим поговорить о новых схемах обмана. Уважаемые телезрители, расскажите, какие мошенники звонят вам и какие уловки придумывают. Расскажите нам, позвоните в прямой эфир. Ну а сейчас представим эксперта в студии.

Ксения Сакурова: У нас сегодня в гостях Роман Ромачев, генеральный директор агентства «Р-Техно». Роман Владимирович, здравствуйте.

Роман Ромачев: Добрый вечер.

Ксения Сакурова: Вот хотелось бы подробнее разобраться в этой схеме, в новой схеме, о которой мы так коротко довольно рассказали, о том, что якобы звонит человеку, я вот просто читаю это все, звонит человеку робот, уведомляет о некоем подозрительном переводе, после чего сообщает о приостановке операций по карте, а далее ее нужно как-то подтвердить голосом, либо «да», либо «нет». Вот мы с Иваном не смогли понять: ну хорошо, подтверждаю я голосом что-то или не подтверждаю, но, по идее, ведь данных у мошенника по моей карте нет, по идее, таким образом ничего списать нельзя. Как это все работает?

Роман Ромачев: Давайте по порядку. Каждый гражданин должен понимать, что вот есть хакеры, которые взламывают компьютеры и воруют деньги, а есть социальные хакеры, которые методами социальной инженерии взламывают людей, то есть нас с вами. Они пытаются определенными технологиями, социальной инженерией получить доступ к нашим данным, к финансовым данным, к номеру карточки с CVV-кодом, и для этого используются как раз те самые технологии. Технологии социальной инженерии построены по принципу ввести вас в шоковое состояние, в испуг, и пока ваше сознание не включилось, а начало работать подсознание, вы быстренько-быстренько мошеннику передали ту информацию. И уже потом, осознав, что вы допустили какую-то ошибку, вы уже понимаете, что что-то лишнее сболтнули, но уже бывает поздно.

В данной новой схеме, о которой вы говорите, в принципе ничего нового нет, то есть мошенники оптимизируют бизнес свой: если раньше вам звонил человек и говорил, что мы сотрудники службы безопасности такого-то банка и бо́льшая часть людей их сбрасывала, то сейчас этот человек не нужен, его роль выполняет робот. Он говорит вам, что произошла какая-то непонятная трансакция, если вы говорите «да» либо, как вы сказали, «нет», то есть вы отвечаете на диалог, вас переключают уже на живого человека. То есть пропала та цепочка, которая лишняя, занимала у мошенников тоже много времени и средств, для этого нужно держать кол-центр, и сейчас они таким образом оптимизируют бизнес.

Ксения Сакурова: А вот зависит что-то от того, ответишь ты «да» или «нет»?

Роман Ромачев: В принципе не зависит, поскольку это всего-навсего опять же методами социальной инженерии вас пытаются втянуть в диалог. Самый лучший способ вообще выйти из этой манипуляции – это просто положить трубку, нажать на сброс.

Ксения Сакурова: Кладут. Я знаю, что вот у меня знакомые, которые уже, скажем так, стали ну не жертвами, а… Как это правильно сказать, Иван… В общем, пытались их уже…

Роман Ромачев: Ну жертвами.

Иван Князев: Ну жертвами.

Ксения Сакурова: Нет-нет, их не обманули, поэтому они не жертвы.

Роман Ромачев: Потенциальные жертвы.

Ксения Сакурова: Потенциальные жертвы. Они клали трубку, после этого им звонил уже якобы оператор из банка, якобы, и как бы взаимодействие продолжалось.

Роман Ромачев: Ну естественно, мошенники тоже не останавливаются, они пытаются включить в диалог не только якобы оператора банка, но и сотрудника правоохранительных органов, для того чтобы максимально вас ввести в шоковое состояние и вы под этим шоковым состоянием рассказали все свои данные. Для этого как раз используются вот такие актерские данные, актеры, которые вступают в игру и дополнительно вас раскручивают.

Иван Князев: А вот эта фишка с роботом, робот что, доверие как-то повышает?

Роман Ромачев: Нет. Дело в том, что сейчас у каждого банка, вы когда звоните в кол-центр, вас встречает робот, то есть для вас это уже привычно, поэтому мошенники используют те технологии, которые для вас уже привычны, и вы доверяете этим технологиям. Вы слышите голос якобы робота, и многие, опять же доверяя тому, что они уже имели опыт общения с кол-центром банка, они уже некоторые ведутся и продолжают…

Иван Князев: То есть народ привлекает вроде бы, да?

Роман Ромачев: Да-да-да, на это все и нацелено.

Иван Князев: Так это же дальше сколько, какие просто еще новые ухищрения могут появиться у мошенников? Просто до чего они могут дойти?

Роман Ромачев: Ну, это достаточно креативные товарищи. Если вы помните, вообще начиналось лет 10 назад о том, что звонили «ваш родственник попал в ДТП», вот с этого все начиналось…

Иван Князев: Ну да, сейчас этому уже никто не верит.

Роман Ромачев: Да, сейчас этому уже никто не верит. Я думаю, дальше это все будет продолжаться до тех пор, пока мы не научимся блокировать это все на уровне хотя бы просто сбросить телефон.

Ксения Сакурова: Но они на самом деле сейчас уже способны в том числе создавать какое-то специальное программное обеспечение, которое будет только этим заниматься, ну каким-то обзвоном?

Роман Ромачев: Да, это опять же мы сейчас говорим об оптимизации бизнеса мошенников, то есть у них тоже большие затраты на самом деле, для того чтобы их уменьшить, они тоже выдумывают новые технологии, в том числе и компьютерные.

Ксения Сакурова: А это все вот эти креативные люди – это такие программисты с зоны, да?

Роман Ромачев: Не всегда программисты с зоны. На зоне используется дешевая рабочая сила, а на самом деле это далеко не бедные люди, в том числе среди них есть талантливые программисты, как вы сказали. Потому что социальная инженерия, она идет параллельно с хакингом, с компьютером, потому что, получив ваши данные, эти деньги необходимо как-то снять, списать, перевести, для этого…

Иван Князев: Давайте здесь закладочку сделаем, послушаем телезрителей. Людмила из Московской области. А потом уже предметно поговорим, как вообще работают эти мошенники. Людмила, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Иван Князев: Слушаем вас. Вас обманывали?

Зритель: Да, причем звонят мошенники уже не один раз, называют по имени-отчеству и говорят, что я взяла якобы кредит, который забыла погасить, и мне его нужно срочно погасить, иначе пойдут большие проценты и вызовут судебных приставов. Но я сейчас смотрю вашу передачу, и в какой-то из передач ваш ведущий сказал, что можно говорить, что я нахожусь в больнице и никаких кредитов не брала. Я попробовала так сделать несколько раз – вы знаете, мне повезло, больше мне не звонили пока.

Иван Князев: Ага.

Ксения Сакурова: Так это вам не повезло, это вы просто выбрали правильную стратегию, в общем, мне кажется…

Роман Ромачев: А можно я вмешаюсь? Я бы сказал, что…

Зритель: Я отношусь к вашим ведущим с уважением и с любовью смотрю на них.

Ксения Сакурова: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо.

Роман Ромачев: Я бы вам не рекомендовал вообще говорить, где вы находитесь и что вы находились в больнице, потому что в следующий раз они позвонят якобы от врача из больницы и будут уже играть по этому сценарию, поскольку вы там были, в этой больнице. У мошенников тоже действует своя разведсеть, они занимаются в том числе и разведкой, они узнают, где вы лечились, в какой больнице, и уже исходя из этой информации они вам ее выдадут, и вы впадете в доверие и расскажете что нужно.

Иван Князев: Роман Владимирович…

Ксения Сакурова: Ну, я так понимаю, что Людмила просто обманывала их, то есть на самом деле с ней все хорошо, она просто их таким образом тоже вводила в заблуждение.

Роман Ромачев: Ну, лишнюю информацию мошенникам никогда не надо говорить.

Иван Князев: Вообще лишний раз.

Ксения Сакурова: Никакой?

Роман Ромачев: Вообще, да.

Иван Князев: Роман Владимирович, смотрите, информацию о том, что человек в больнице, узнать могут, врача узнать могут, компьютеры у них есть, какие-то психологи работают. Это что, какие-то центры? Я просто пытаюсь представить, как это выглядит. Это какая-то организованная преступная группировка, что ли?

Роман Ромачев: Вы правильно сказали: это организованная преступная группировка…

Иван Князев: Где они сидят?

Роман Ромачев: …и каждый человек выполняет определенную функцию. Даже тот человек, который реально снимает деньги с банкоматов, он может снимать их в разных концах земного шара, это необязательно в Москве, в России, он может снять где-нибудь, не знаю, в Штатах. Дело в том, что Россия со Штатами не сотрудничает по киберпреступлениям, поскольку есть политические моменты, значит, мы этого преступника там не сможем вычислить, вот в этом вся и загвоздка в раскрытии этих преступлений.

Иван Князев: Так, понимаете, наоборот, мне казалось, что, если какой-то случайный, залетный аферист, его найти тяжело, а когда это уже целая группа людей с конкретными разработанными схемами, их, я так понимаю, немало, там не один человек в этой группировке, их же можно… И к тому же, смотрите, техника у них есть, успеешь один номер заблокировать, звонят с другого, это какая-то база номеров; они знают, как тебя зовут по имени-отчеству и даже где ты работаешь. Это целая система фактически.

Роман Ромачев: Совершенно верно, это целая система. И тут вы немножко неправы: как раз залетного легче вычислить, а здесь идет речь именно об организованной преступной группировке, у них, как правило, тоже работает служба безопасности их, которая все это тщательно легендирует, скрывает и зашифровывает так, чтобы все концы и пути нельзя было найти.

Иван Князев: А они в России хотя бы?

Роман Ромачев: Они могут располагаться в разных частях вообще земного шара.

Иван Князев: А-а-а…

Роман Ромачев: Даже звонить вам могут откуда-то из другого конца вообще нашей страны, зарубежья, где-то из Бразилии, например, могут вам позвонить и рассказать.

Роман Ромачев: Ничего себе…

Ксения Сакурова: Я никак не могу понять, сейчас такие возможности технологические, в нашей стране в том числе, у спецслужб – почему вот вся эта организованная преступность все еще… ?

Роман Ромачев: Проблема с раскрытием преступлений опять же между странами, крупными странами, например, у России, Китая и США нет единого киберцентра по расследованию подобных инцидентов, по расследованию киберпреступлений, потому что есть достаточно серьезное противостояние, есть у американцев серьезное лобби, которое лоббирует именно создание кибервооружений, то есть это реальный ВПК, и именно как раз это лобби нагнетает истерию с русскими хакерами, из-за этого у нас нет сотрудничества. В этом проблема.

Иван Князев: Ну просто, мне кажется, уже 57% россиян за полгода, это уже какое-то стихийное бедствие.

Роман Ромачев: Я думаю, там гораздо больше.

Иван Князев: Даже больше, это, наверное, те, кого опросили, те, кто что-то сказал.

Роман Ромачев: Да, многие просто стесняются говорить, что их обманули.

Ксения Сакурова: Давайте еще послушаем звонок. Валерий на связи из Смоленской области. Валерий, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Да, слушаем вас.

Зритель: Мне вот неоднократно названивали мошенники, представлялись сотрудниками безопасности банка, говорили, что я пытался перевести деньги, говорят вымышленные фамилии, имена и отчества. Вот вчера решил их сам разыграть. Звонит девушка, говорит: «Я сотрудник банка, переводили вы такому-то такому-то деньги, такую-то такую-то сумму?» Я говорю: «Да, переводил». Ну я понимаю, что она все это придумала. Девушка начала говорить: «Вы точно переводили? Может, вы проверите?» Я говорю: «Да-да, переводил». – «Зачем переводили?» Я говорю: «Он попросил в долг, я перевел». Девушка, в общем, психанула и положила трубка, типа «я блокирую все ваши карты» и все.

Ксения Сакурова: Но у вас все хорошо, никто карты не заблокировал?

Иван Князев: У вас нервы крепкие.

Зритель: Нет, не заблокировали, потому что я знаю, что эти мошенники звонят неоднократно.

Роман Ромачев: Вы просто-напросто сломали сценарий разговора, поэтому им нечего было сказать.

Зритель: Меня на Avito как-то пытались обмануть, у них же «Авито Доставка», я знаю, как она действует, потому что я колеса так отправлял в другой город, вот. Мошенники скидывают ссылку, типа через вот эту вот ссылку вводишь номер карты, тебе деньги переводят и все такое. Я думаю: ну ладно, перейду. Посмотрел, как только эти три цифры они попросили, понял, что нет-нет-нет, «Авито Доставка», так точно не работает.

Иван Князев: Ну да.

Зритель: Потом, короче, этот мужик говорит: «Блин, так хорошо все шло, а ты раскусил», – ха-ха.

Иван Князев: Спасибо вам, Валерий, спасибо за вашу историю.

Ксения Сакурова: Да, спасибо.

Иван Князев: Давайте сразу Надежду из Твери послушаем.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Зритель: Я тоже хочу своим опытом поделиться. Мне звонят каждый день мошенники. У меня был год назад очень тяжелый опыт, я чуть не потеряла все эти деньги, и теперь иногда я просто им подыгрываю. На неделе как-то звонил молодой человек, представился каким-то капитаном, ну пусть Пупкиным, я сейчас не помню уже фамилию, и начинает эту тему раскручивать. Когда у меня есть настроение, я им подыгрываю, когда нет, я просто отключаюсь. Вчера звонит: «Вас беспокоят из МВД России». Скажите, какое отношение МВД России имеет к обычной пенсионерке? Сегодня представляются опять: «Надежда, вас беспокоит Счетная палата». Ну тут я чуть от смеха не упала.

Ксения Сакурова: Надежда, вы популярны у госорганов.

Иван Князев: Лично Алексей Кудрин.

Зритель: Вы знаете, да. Я сказала уже сегодня: «Вы знаете, я купила квартиру, денег нет на карте, не звоните, зря вы стараетесь!»

Ксения Сакурова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Хорошая ведь стратегия?

Роман Ромачев: Хорошая стратегия. Они любят общительных людей, поэтому они звонят впредь, пытаются. Может быть, когда-нибудь вы что-то проговоритесь, какое-то ключевое слово скажете, вследствие которого вас уже можно будет раскручивать, как я вот сказал пример с больницей.

Ксения Сакурова: Вот, кстати, это же новый тренд того, что мошенники представляются сотрудниками МВД. Опять же, мой знакомый, который рассказывал о своем опыте, он говорит: «Но вообще-то я со следователем общался (в качестве свидетеля), и очень похоже». Я говорю: «Ну так у них там тоже, они много тоже общались со следователями, они, наверное, знают».

Роман Ромачев: Конечно. Они знают, как представляться, какие звания там существуют, какие отделения, подразделения, поэтому вот эти легенды, которые они разрабатывают, они достаточно правдивы. Зачастую ее реально можно проверить, то есть они могут представиться реальным человеком, то есть вы можете вбить в интернете Пупкина, и вам выдаст, что действительно есть такой лейтенант Пупкин.

Ксения Сакурова: А что вот отвечать, если именно звонит некто, представляется сотрудником полиции и говорит о том, что вот ему нужно поговорить со мной по поводу какой-то операции и так далее?

Роман Ромачев: «Высылайте письменное приглашение».

Ксения Сакурова: Повестка?

Роман Ромачев: Повестка, да.

Иван Князев: То есть, я так понимаю, самым эффективным, наверное, все-таки средством на данный момент является просто вообще с ними не разговаривать?

Роман Ромачев: Да-да.

Иван Князев: Больше ничего, вот единственное.

Роман Ромачев: Вот вступать в эту игру ни в коем случае нельзя, потому что опять же для них каждое слово важно, сказав слово, они могут раскрутить уже.

Иван Князев: А вот это вот предложение правительства России, что будут штрафовать сотовых операторов, по линиям которых… ?

Роман Ромачев: Понимаете, сотовые операторы – это в данном случае инструмент, то есть это всего-навсего средство коммуникации, они здесь ни при чем. Они добропорядочные компании, которые предоставляют доступ к своим телефонным линиям либо, не знаю, к IP-телефонии. А кто пользуется этими телефонами, номерами, это уже их не касается.

Иван Князев: Они ни повлиять, никак ничего выявить разве не могут?

Роман Ромачев: Они никак не могут, они не могут вмешиваться, существует тайна общения, то есть они не могут никак прослушивать нас, они не могут понять, мы мошенники не мошенники, добропорядочные мы… То есть это задача спецслужб и правоохранительных органов.

Ксения Сакурова: Тогда вопрос – а как появляются вот эти вот безымянные SIM-карты, которые в Москве продают во многих переходах?

Иван Князев: Их не продают, их раздают.

Ксения Сакурова: Да, простите, раздают. Вот откуда они появляются, эти безымянные?

Иван Князев: Просто вообще уже…

Роман Ромачев: Ну, существуют так называемые «бумажные» компании, компании-однодневки, которые регистрируют тысячи карт на юрлицо и уже потом их раздают. Они зарегистрированы не на физлицо, а именно на юридическое лицо, компания «Ромашка», их раздают всем. И фактически узнать, кто реальный собственник опять же этой «бумажной» компании, тоже крайне сложно.

Иван Князев: Брать их ни в коем случае нельзя?

Роман Ромачев: Я бы не рекомендовал.

Ксения Сакурова: А почему нельзя тогда запретить продавать карты вот таким юркомпаниям, когда конкретный номер не привязан к конкретному лицу?

Роман Ромачев: Вот сейчас как раз хотят запретить, чтобы конкретный номер был привязан уже к конкретному физическому лицу, то есть планируется…

Ксения Сакурова: Даже если это корпоративный тариф.

Роман Ромачев: Да, планируется даже отключать корпоративные номера, пока вы не авторизуетесь, что вы физическое лицо Иванов Иван Иванович.

Иван Князев: Еще вот из Марий Эл интересуется телезритель: в других странах точно так же происходит?

Роман Ромачев: Ну, в некоторых странах да, то есть в странах Африки еще пострашнее, там более доверчивые люди.

Иван Князев: А в Европе почему нет? Почему… Вот я тоже не слышал, чтобы в Европе люди жаловались, что им звонят вот такие вот кол-центры и пытаются так вот…

Роман Ромачев: Ну, там тоже такие преступления есть. Но Европа – это все-таки некий сателлит американцев, и, скажем, расследование киберпреступлений – это не только задача европейских правоохранительных органов, здесь уже они могут подключаться и обмениваться информацией с американцами, поскольку они действуют в одном, так сказать, военном союзе и у них нет страха русских хакеров в плане того, чтобы обмениваться информацией с американцами, поэтому достаточно успешно они расследуют в том числе.

Иван Князев: То есть ловят?

Роман Ромачев: Ловят, но опять же это не 100%-й результат, то есть там тоже есть свои сложности. Если будут звонить эти социальные хакеры из России, то опять же будет проблема с обменом информации между европейскими правоохранительными органами и российскими правоохранительными органами. Но опять же существует языковой барьер, например, то есть не каждый сможет так без акцента говорить из России.

Иван Князев: Нет, я вообще, в целом имею в виду, что вот, например, испанские или итальянские вот эти мошенники звонят итальянским либо испанским гражданам.

Роман Ромачев: Нет, там это есть, но не на таком уровне, не на таком глобальном уровне, как у нас. У нас это поставлено именно на такие хорошие бизнес-рельсы.

Ксения Сакурова: У них там строже именно, насколько я знаю, с привязкой конкретной SIM-карты к конкретному человеку.

Роман Ромачев: Ну не совсем, наоборот, я бы сказал, все проще.

Ксения Сакурова: Проще?

Роман Ромачев: Да.

Иван Князев: Тогда вдвойне интересно, почему там этого не происходит.

Роман Ромачев: Ну вот сейчас они посмотрят наш опыт российский и, возможно, местные тоже подключатся.

Ксения Сакурова: Тут интересные советы продолжают приходить от наших зрителей о том, что конкретно нужно отвечать мошенникам. Вот зритель из Москвы, к сожалению, не подписался, как зовут, отвечает: «Вечер в хату», – берите на вооружение, видимо, тоже как-то способно это отвадить.

Иван Князев: Ну, это уже не помогает, мне кажется.

Ксения Сакурова: «Сама включаю робота, говорю, что это автоответчик и идет запись». И есть зрители из Ленинградской области, которые рассказывают им про Афганистан и «духов», в общем, на том конце провода впечатляются.

Иван Князев: Татьяна из Саратова на связи. Здравствуйте, Татьяна.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте. Можно говорить, да?

Ксения Сакурова: Да, слушаем вас.

Зритель: Ну, я бы хотела немного посмешить телезрителей и вас тоже, уважаемые ведущие. Я вообще индивидуальный предприниматель, и мне довольно часто приходится общаться с людьми с разных номеров по работе, ну понятно, вот. И когда звонят такие незнакомые номера и потом представляются банковскими работниками, что прошла транс, ну как это…

Роман Ромачев: Трансакция.

Ксения Сакурова: Трансакция, да.

Зритель: Вот это вот все, да, трансакция, я очень быстро научилась с ними разговаривать. Я им объясняю, что сейчас я их переключу на своего секретаря, пожалуйста, пообщайтесь с ним, а я президент компании и мне сейчас недосуг. И вы знаете, они действительно в ступоре вот от такого ответа. Надо иногда с юмором воспринимать все вот эти вот звонки и быстренько их чуть-чуть осаживать, и очень даже прикольно получается, честно.

Ксения Сакурова: Ха-ха. Ну вообще, судя по звонкам наших зрителей, по SMS-сообщениям, очень многие с юмором как раз подходят к этому.

Иван Князев: Вот интересная SMS из Московской области: «Лежала в Центральной районной больнице Волоколамска, выписали. Только приехала домой, начались звонки из медцентров, предлагали лекарства и лечение. Звонили 3 дня, еле отстали», – это вот к тому, что иногда, грубо говоря, в погоне за выгодой, когда мы сливаем данные в том числе и каким-то компаниям, которые…

Роман Ромачев: Да. Вот это как раз проблема утечек данных, проблема…

Иван Князев: Да-да-да, то есть фактически здесь такая многосторонняя проблема. Мы, грубо говоря, хотим сделать одно, а потом получаем…

Роман Ромачев: Да, я поэтому и сказал, что у мошенников работает реальная разведка: они эти данные все собирают, они собирают все наши данные по нашим родственникам опять же, чтобы знать, с кем общаться и какими именами оперировать, чтобы войти к нам в доверие. И когда на том конце провода нам говорят реальные имена, которые мы знаем, представляются какими-то, это более внушает доверие для нас. Поэтому я и говорю, ни в коем случае не надо вступать в диалог и не разговаривать.

Иван Князев: Ну, здесь, понимаете, даже не столько, грубо говоря, как ты проговоришься или там еще где-то, но усиливать законодательство нужно еще в том плане… Ну вот действительно, вот кто из больницы центральной Волоколамска…

Роман Ромачев: К сожалению, да.

Иван Князев: …слил информацию, что человек там лежал? Вот такие вещи тоже, мне кажется, надо пресекать.

Роман Ромачев: К сожалению, закон о персональных данных не работает вообще.

Иван Князев: Потому что реклама вот эта постоянно. Вроде говорят, что да, реклама – это хорошо, это удобно, но вот таким вот образом наши данные утекают к этим же мошенникам, и вот с этим непонятно что делать.

Роман Ромачев: Да. Поэтому даже в каких-то рекламных кампаниях, когда вы получаете скидки какие-то, я бы рекомендовал указывать нереальные имена, нереальные контакты, то есть как можно меньше оставлять своих следов.

Иван Князев: Просто на голубом глазу оформляешь дисконтную карту, а потом начинается.

Ксения Сакурова: Ну это вообще не нужно там реальных номеров указывать, можно указывать какой-нибудь второй, которого уже нет.

Еще одну схему хотелось бы успеть обсудить, тоже сейчас периодически слышу о том, что это происходит, с трудоустройством связанную, то есть есть некий выход на людей через сайты с вакансией. Выкладывается вакансия, зарплата, человек звонит, и с ним даже собеседование проводят мошенники, в процессе собеседования выманивают данные карты, и, поскольку человек он заинтересован в работе, сейчас многие без работы, он, видимо, доверяя потенциальному работодателю, готов все что угодно отдать. Вот как понять, что нормальное это объявление, а не объявление мошенников?

Роман Ромачев: Ну, когда вы идете на вакансию, необходимо понимать вообще, в какую компанию вы идете, и собрать хотя бы минимум информации об этой компании в интернете, существует ли она вообще в реале, посмотреть на сайте налоговой, зарегистрирована ли она, не ликвидирована ли, сколько дней, лет она существует. Если она зарегистрирована вчера и там огромный список вакансий, это уже подозрительно. То есть необходимо провести самому какую-то минимальную разведку и понять вообще, с кем вы будете общаться.

Иван Князев: Ну просто сейчас как происходит? Работу-то предлагают на удаленке, когда спрашиваешь, можно я к вам приеду хоть посмотрю на вас, – «ой, нет, работа на удаленке, у нас офис вообще далеко-далеко» и так далее, и тому подобное.

Ксения Сакурова: А кроме того, не все же компании, крупные компании сейчас вакансии предлагают и индивидуальные предприниматели, не всегда есть какой-то действительно очень большой сайт. В общем-то, это реальная история.

Иван Князев: Что нельзя делать в таких случаях?

Роман Ромачев: Ни в коем случае нельзя рассказывать опять же данные своей платежной системы, платежной карты, работодателю на собеседовании это совершенно не нужно. Надо понять вообще для начала, это реальная ли компания, даже если вы пришли, даже если нет офиса, все равно, я еще раз повторюсь, надо понять, индивидуальный предприниматель реально существует, зайти на сайт налоговой и хотя бы посмотреть. Вот эти данные нужно собрать до прихода на собеседование. Даже если вы ведете собеседование виртуально, хотя бы запросите ИНН работодателя, понять вообще, тот представился Ивановым, а у вас по ИНН ИП Петров, уже несоответствие, уже стоит задуматься.

Ксения Сакурова: Вы знаете, ведь нередко, не часто, но нередко бывает так, что человека ищут, не открывая даже, ну изначально в вакансии не сказано, что это за компания. Вот ищет, например, менеджера по продажам некая компания и по каким-то причинам даже в реальных объявлениях не указано, куда именно.

Роман Ромачев: Ну, в большинстве случаев это мошенники, зачастую нормальный работодатель всегда указывает, даже если он ищет через кадровое агентство, то кадровое агентство должно рассказать, что это за работодатель.

Иван Князев: Ага. И там же еще когда устраиваешься, говорят: «Дайте нам, пожалуйста, ваш личный счет или номер карты…»

Ксения Сакурова: Данные, да, счета.

Иван Князев: Да, «чтобы мы вам зарплату перечисляли».

Роман Ромачев: Вообще я бы не рекомендовал давать данные карты, вообще этого делать не надо. Можно дать данные расчетного счета, с данными расчетного счета они ничего сделать не смогут, не смогут без вашего ведома списать.

Иван Князев: Не украдут.

Роман Ромачев: Да.

Иван Князев: Роман Владимирович, какие еще вот сейчас есть самые популярные схемы, о которых мы еще не знаем? Или какие сейчас только вот будут набирать обороты? Расскажите нам.

Роман Ромачев: Ну, традиционная проблема с фишингом, когда вам приходит электронное письмо якобы от банка, нужно нажать на ссылку, вы переходите по ссылке, видите реальный сайт банка своего, но адрес сайта немножко изменен, то есть где-то буквы поменяны, и человек не замечает. Он начинает авторизоваться там, вводить свой логин и пароль, в том числе данные карты, и тем самым эти данные поступают уже мошеннику. Вот такие преступления и такие схемы, они работали 10 лет назад, они работают и сейчас, достаточно активно и широко распространены.

Иван Князев: А вот что касается с приложением, с телефонами?

Роман Ромачев: С телефонами и приложениями проблем как таковых нет, то есть необходимо просто ставить приложения из авторизованных магазинов, раз, и всегда смотреть опять же, что это за приложение, что это за разработчик, какие у него оценки, сколько их раз установили. Если приложение появилось вчера и там нет рекомендаций, это уже повод подумать, что это странно слишком.

Ксения Сакурова: А вот эти сервисы, когда предлагают операторы сами, которые якобы определяют, кто звонит, подписано «Банковские услуги», «Возможно, мошенник», ну вот это – насколько это работает?

Роман Ромачев: Они тоже полезны, но здесь есть определенная опасность. Есть приложения, которые воруют ваши данные адресной книги, то есть вашу записную книжку, фамилию, имя, отчество контакта и его телефон. Таких приложений достаточно много. Я бы ни в коем случае не рекомендовал давать доступ этим приложениям к вашей адресной книге.

Иван Князев: Спасибо вам большое, Роман Владимирович!

Ксения Сакурова: Спасибо большое!

Иван Князев: Роман Ромачев, генеральный директор агентства «Р-Техно», был у нас в гостях сегодня. Благодарим вас. Что ж здесь скажешь – будьте бдительны, уважаемые граждане.

Роман Ромачев: Да.

Ксения Сакурова: Да, будьте внимательны, ну и, может быть, немножко юмора никогда не повредит.

Оцените автора
Роман В. Ромачев
Добавить комментарий