Частные разведывательные компании«Специальный репортаж»: Ирак. Частная война

2001 году появился термин: «приватизация войны». Этим здесь занимаются частные военные компании — ЧВК. Американцы, англичане, юаровцы… То есть, в общем-то, гражданские люди с оружием в руках действуют вместе с военными: попадают в передряги, стреляют, несут потери!

Google Buzz Vkontakte Facebook Twitter Google Bookmarks Digg Закладки Yandex Zakladok.net Reddit delicious БобрДобр.ru Memori.ru МоёМесто.ru

Частные разведывательные компанииСолдаты напрокат

Русским саперам повезло — за два года работы в Сербии никто не взорвался и не покалечился. В 2008 году российские специалисты разминировали территорию около 1 кв. км в районе аэропорта города Ниш (более 450 единиц боеприпасов), а в 2009-м — почти 1,5 кв. км около городка Парачин, где пройдет трасса газопровода «Южный поток». Здесь в 2006 году после взрыва на складе боеприпасов разлетелись авиационные бомбы, гранаты и мины в боевом снаряжении (более 800 единиц).

Один из русских саперов, приехавших в Сербию, — бывший боец спецназа МВД Юрий Шкаев — последние восемь лет работает солдатом по найму. У него, участника двух чеченских войн, после увольнения в начале 2000-х было еще четыре по сути военные командировки — две в Ирак, где он обеспечивал безопасность гражданских конвоев, и две в Сербию по разминированию минных полей. От определения «наемник» Шкаев открещивается. Такие, как он, называют себя сотрудниками частных военных компаний — ЧВК (по аналогии с private military company).

Прорваться в Ирак

Постоянное место работы Шкаева — ЧВК «Антитеррор-Орел». «Из 20 русских саперов, работавших в Сербии в 2009 году, восемь были сотрудниками нашей компании», — рассказывает Шкаев. В штате «Антитеррор-Орел» сейчас 24 человека и в резерве еще 300 бойцов различных военных специальностей, готовых в любой момент подняться в ружье. Компания работала по контрактам в Нигерии, Сьерра-Леоне, Анголе, Индии. «Сопровождали грузы, предпринимателей, готовили местные службы безопасности», — говорит руководитель «Антитеррор-Орел» Сергей Епишкин. История же компании начиналась в Ираке больше 10 лет назад.

Девятого февраля 1998 года пилоты Ил-86 «Внуковских авиалиний» в течение дня никак не могли получить разрешение на вылет, но пассажирам — более 200 человек — скучать не пришлось. На борту находились 26 депутатов Госдумы во главе с вице-спикером Владимиром Жириновским, их помощники и советники и 120 журналистов. Делегация должна была вылететь в Багдад, как говорил лидер ЛДПР, к его «другу Саддаму Хусейну». Весь день Жириновский ругался по телефону с МИД России, российскими представителями в ООН, «снимал» с должностей дипломатов, грозился разорвать дипломатические отношения с Ираном, который, согласно санкциям ООН, не давал разрешения на полет Ил-86 в своем воздушном пространстве. За этим шоу отстраненно наблюдал скромно одетый человек с русой бородой, хотя без него представление не состоялось бы. Именно Сергей Исаков, на тот момент совладелец «Внуковских авиалиний», а сейчас среди прочего и «Антитеррор-Орел», организовал эту поездку.

У Исакова это была уже третья экспедиция в Ирак, который после войны с Кувейтом в 1990-м оказался отрезанным от внешнего мира. Третьего декабря 1997 года вместе с Владимиром Жириновским он успешно долетел до Багдада; 25 декабря он вылетел в Ирак с группой депутатов, парой журналистов и партнером по «Внуковским авиалиниям» Сулейманом Керимовым. «Летели из спортивного интереса, посмотреть сказочный город Багдад», — вспоминает Исаков. Воздушный коридор на этот раз им не дали, и новенький Ту-204 пришлось оставить в одном из аэропортов Ирана, а до Багдада делегация добиралась на автомобиле. В Ираке Исаков познакомился, а позже, как говорит, и подружился с вице-премьером страны Тариком Азизом. Он пообещал купить российские самолеты, если в следующий раз Исаков долетит до Багдада.

И в феврале 1998 года с помощью депутатов и журналистов совладелец «Внуковских авиалиний» прорвал воздушную блокаду Ирака — в итоге комитет по санкциям ООН разрешил полет в Багдад, правда, с урезанным до 30 человек списком пассажиров. Вскоре «Внуковские авиалинии» стали монопольным международным авиаперевозчиком в Ираке. В 1999 году Исаков вышел из состава акционеров авиакомпании и создал Русскую инженерную компанию (РИК). В рамках программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие» РИК ввозила в Ирак технику и оборудование, торговала нефтью.

Бизнес и война

Бизнес процветал — к марту 2003 года, когда войска США и союзников начали военную операцию «Иракская свобода», РИК заключила контракты на $500 млн и успела их реализовать более чем на $100 млн. Несмотря на оккупацию, Исаков решил продолжить бизнес в Ираке, к тому времени у него уже была подготовленная и освоившаяся в Ираке собственная служба безопасности из бывших спецназовцев во главе с Сергеем Епишкиным, которая в итоге превратилась в ЧВК «Антитеррор-Орел».

«Услуги западных ЧВК дорого стоят, хотя они набирают ребят и из бывшего Союза, — говорит Исаков. — А зачем они нам нужны, если есть свои подготовленные специалисты, работавшие в Сирии, Иордании, Африке». После войны ситуацию в Ираке стали контролировать бойцы частных военных компаний. «Солдаты коалиционных войск сидели внутри объектов и не высовывались, — рассказывает бывший сотрудник британской ЧВК, служивший в Ираке в первой половине 2000-х. — Конвои, охрана периметров и пр. — все это висело на нас». Выходцы из СССР получали $200–500 в сутки, а иностранцам платили $1000–1500 за боевой день и $800 за нахождение на базе.

До второй войны в Персидском заливе западные private military company (PMC) довольствовались небольшими контрактами в странах третьего мира. Самым востребованным рынком в 1990-е годы была Африка, где работало более 90 компаний, самой крупной из них считалась британская DSL с годовым оборотом $30 млн. Британцы охраняли нефтеперерабатывающие заводы, посольства, гостиницы, тренировали полицейских и обеспечивали безопасность миссий ООН и других международных организаций. Еще одна крупная PMC — южноафриканская Executive Outcomes — тренировала ангольскую армию, охраняла объекты алмазного концерна De Beers и воевала с Объединенным революционным фронтом в Сьерра-Леоне. За отказ революционеров от военных действий правительство страны заплатило Executive Outcomes $35 млн. В то же время израильская Levdan обучала армию Конго и телохранителей президента страны.

Операция «Иракская свобода» и последующая оккупация Ирака принесли PMC контракты, по сравнению с которыми предыдущая работа и оплата выглядели игрой «Зарница». Регулярная армия союзников отдала на аутсорсинг частным компаниям почти все — защиту «зеленой зоны» (безопасная территория), сопровождение конвоев, охрану посольств, портов, нефтепроводов, месторождений и промышленных объектов.

Цена и качество

По данным Конгресса США, стоимость материально-технической поддержки войск в Ираке частными компаниями оценивается в $150 млрд (контракты на снабжение продовольствием, строительство баз, ремонт военной техники, разведка, охрана и пр.). Только за услуги по обеспечению безопасности с начала войны в Ираке США заплатили частным военным компаниям $5 млрд. Годовой оборот частных военных компаний, по данным ООН, составляет $120 млрд.

Компания Kellog (дочерняя фирма Halliburton, одного из крупнейших мировых нефтесервисных предприятий) подписала контракты на $12 млрд: снабжение войск и охрана нефтяных месторождений. Именно эта PMC, кстати, обеспечивала тыловую поддержку войск НАТО во время операции в Югославии в 1999-м.

Заключались, конечно, контракты и поменьше — компания DynCorp, как и в середине 1990-х в Боснии, взялась за создание новой иракской полиции за $1,2 млрд. PMC Vinnell за $50 млн обучала солдат новой иракской армии.

Американская Blackwater, созданная в 1997 году, получила в 2007-м за работу в Ираке более $1 млрд (для сравнения: оборот фирмы в 2001-м составил $700 000). В сентябре 2007 года сотрудники компании устроили перестрелку в центре Багдада и убили 17 мирных граждан. В ходе разбирательства выяснилось, что за время работы в Ираке бойцы Blackwater открывали огонь около 200 раз, причем в четырех случаях из пяти начинали стрелять первыми. Правительство Ирака лишило компанию лицензии на охранную деятельность. В 2009 году компания сменила название на Xe Services LLC, а в 2010 году получила контракт на охрану американских консульств в Афганистане стоимостью $100 млн.

По сути, ЧВК в Ираке выполняют функции регулярной армии, но — что очень удобно для правительства США — деятельность частных военных компаний не попадает в статистику боевых действий, например, убитые сотрудники не считаются армейскими потерями. Если в начале войны в Ираке отношение солдат армии союзников к сотрудникам ЧВК составляло 100:1, то сейчас уже 10:1. По данным Брукингского института (один из крупнейших аналитических центров США), к весне 2008 года погибло 1292 сотрудника ЧВК, почти 10 000 человек было ранено. Военные потери Пентагона, по официальным данным, за такой же срок составили 3988 человек убитыми и 29 395 ранеными.

«Русский-Москва или русский-Киев?»

Через год после начала военной операции в Ираке, в 2004-м, компания Исакова «Антитеррор-Орел» получила в иракском МВД и Министерстве энергетики разрешение на охранную деятельность, приобретение и ношение оружия. За два года компания провела с севера на юг Ирака 120 конвоев с оборудованием для восстановительных работ на электростанции в Басре, обеспечила доставку 5000 автомобилей «Волга» и 1000 Mercedes-Benz и сделала много другой работы. Серьезных происшествий не было. «Мы сумели наладить контакт с лидерами этнических и религиозных общин», — скупо комментирует Исаков. Важную роль сыграло то, что к русским в Ираке относятся намного лучше, чем к американцам, англичанам и гражданам других стран коалиции. «Русский-Москва или русский-Киев?» —поинтересовались однажды у бойцов «Антитеррор-Орел» на блокпосту иракские полицейские. Здесь знают, что военные с Украины были в Ираке в составе коалиционных войск.

Бойцы, которые прошли школу русских конвоев в Ираке, начали организовывать собственные компании. «Наша фирма зарегистрирована в офшорной зоне, чтобы не возникало вопросов с русским происхождением, — рассказывает один из них. — После конвоев мы продолжили работать в Ираке — вывозили технику через Иорданию в Израиль, охраняли на севере страны делегации чиновников, обучали пограничников по контракту с иракским МВД». Позже, во время войны с Грузией, сотрудники этой компании работали консультантами в Абхазии. Три-четыре дня — и батальон бойцов с опытом работы в западных ЧВК готов решать самые сложные задачи, например принудить к миру стороны конфликта, который недавно вспыхнул на юге Киргизии, рассказывает сотрудник компании.

Куда расти?

Совладелец компании Fort Defense Group PMS Дмитрий Смирнов остановил свой внедорожник Mercedes на обочине пустынной подмосковной дороги и — прямо как в фильме про сотрудников спецслужб, — осматриваясь по сторонам, пересел в автомобиль корреспондента Forbes. У компании только российские учредители, рассказывает Смирнов, уставный капитал на июнь 2010 года — $10 млн. Имеются тренировочные базы, штат сотрудников из 40 инспекторов, при необходимости привлекаются лучшие специалисты по военному делу. Трое из пяти руководителей — иностранцы, ветераны локальных конфликтов и войск спецназначения США. «Компания реально работает уже 15 лет, но в этом году нам удалось зарегистрироваться в юрисдикции США, — рассказывает Смирнов. — Это сильно облегчит работу в Ираке». В конце лета руководство компании запланировало командировку в эту страну с презентацией своих возможностей правительству. Большие надежды в Fort Defense возлагают на охрану судов в водах, где орудуют сомалийские пираты. В Калининграде уже подготовили корабли, принадлежащие одному из партнеров Fort Defense. Смирнов говорит, что, если эти проекты реализуются, оборот компании достигнет $100 млн.

Бойцы «Антитеррор-Орел» тоже не прочь сопровождать гражданские суда в водах Аденского залива. «Спрос на такие услуги есть, но для начала в России нужно определить статус ЧВК», — отмечает Исаков. Иначе, например, никакой банк не даст компании $10 млн для снаряжения командировки в Сомали.

Юридический статус

Каков сейчас юридический статус ЧВК и их сотрудников? «В цивилизованном мире вопрос с юридическим определением сотрудника ЧВК давно решен, — говорит Олег Валецкий, боец одной из западных ЧВК, постоянно проживающий в Сербии. — Работники ЧВК подписывают документы, которые запрещают им участвовать в боевых действиях и носить военную форму одной из сторон, применять оружие они могут только в порядке самообороны».

Однако на самом деле все сложнее. В 2005 году в ООН была создана рабочая группа по проблеме наемничества. Бывших военных, по мнению экспертов ООН, вербуют для работы охранниками, но в результате они оказываются в зонах конфликтов и фактически становятся солдатами. Наемник по определению — участник военного конфликта за пределами своей страны на стороне одного из враждующих лагерей. Такое наемничество во многих странах преследуют по закону. В России за участие в вооруженном конфликте в качестве наемника можно получить от трех до семи лет тюрьмы. Проблема — и ее наличие признают в ООН — в том, что в зоне конфликта невозможно определить, участвовал или не участвовал охранник в боевых действиях.

Член рабочей группы ООН по проблемам наемничества, профессор МГИМО Александр Никитин говорит, что уже готов проект конвенции ООН о регулировании деятельности частных военных компаний (задачи, средства достижения, статус сотрудников, их отношения с ЧВК и пр.). В сентябре он будет вынесен на обсуждение Совета по правам человека ООН. Если конвенция будет ратифицирована в России, отечественные ЧВК смогут работать по международным правилам. Впрочем, основную проблему — участие в боевых действиях на чьей-то стороне — эта конвенция не решит.

Фронт работ

Тем временем российский крупный бизнес вовсю осваивает Ирак. «Газпром нефть» стала оператором консорциума по разработке месторождения Бадра, запасы которого, по предварительным оценкам, составляют более 2 млрд баррелей нефти. Общий объем инвестиций в проект — $2 млрд.

«Лукойл» начинает работы на месторождении «Западная Курна — 2». Бурение планируют начать уже в будущем году, добыча ожидается к концу 2012 года. Достижение целевого уровня добычи, составляющего 90 млн т нефти в год, запланировано на 2017-й. По оценке специалистов «Лукойла», инвестиции в проект «Западная Курна — 2» могут составить порядка $30 млрд.

«Технопромэкспорт» ведет восстановительные работы на теплоэлектростанции в городе Харта. В иракском Курдистане развивают нефтяной проект «Ренова» и «Альфа-Групп». И здесь речь идет об инвестициях на миллиарды долларов.

Кто будет обеспечивать безопасность? По словам Исакова, к его специалистам уже обращались за консультациями из «Лукойла» и «Технопромэкспорта», но пока дело ограничилось разговорами. В этих компаниях на вопросы Forbes о безопасности иракских проектов отвечать не стали.

Кто сейчас обеспечивает безопасность российских бизнесменов в Ираке? «Я там был неоднократно, — рассказывает один из совладельцев компании, разрабатывающей иракское месторождение. — Нас и курды охраняли, и местная полиция в Багдаде, и турецкие охранные фирмы». Собственные службы безопасности российских компаний для работы в зоне конфликта не годятся, считает Исаков, для этого нужен опыт и штабная культура. «В любом случае российские корпорации в Ираке придут к нам, — уверен Исаков. — Конечно, есть и еще два варианта: нанять западную ЧВК, но это дорого и угрожает утечкой коммерческой информации, или подписать контракт с местными правоохранительными органами — это упражнение месяца на три: кого-нибудь украдут или убьют».

По оценкам специалистов, трехлетний контракт на охрану нефтяного месторождения будет стоить до $20 млн, охрана трубопровода — $40 млн в год. О затратах на охрану физических лиц можно судить по одному примеру. За безопасность участников однодневного совещания проекта «Западная Курна — 2» американская ArmorGroup получила $120 000. При этом встреча менеджеров проходила в «зеленой зоне», в одном из самых дорогих и хорошо охраняемых отелей Багдада.

В конце лета «Антитеррор-Орел» начала готовить группу водолазов — начинается реализация контракта стоимостью $20 млн по подъему 23 кораблей, затопленных в акватории порта Басра.

Проходит спецподготовку в тренировочном центре «Антитеррор-Орел» и Юрий Шкаев. Куда поедет, не говорит. Вроде бы компания ждет большого контракта в Судане.

Google Buzz Vkontakte Facebook Twitter Google Bookmarks Digg Закладки Yandex Zakladok.net Reddit delicious БобрДобр.ru Memori.ru МоёМесто.ru

Частные разведывательные компанииШвейцария подверглась нашествию иностранных наемников

В стране нет закона, регламентирующего регистрацию иностранных охранных фирм. Воспользовавшись этим, сразу несколько организаций, известых в мире как частные армии, открыли свои штаб-квартиры в Базеле, Женеве и других городах.

Как стало известно на прошлой неделе, в Базеле недавно был зарегистрирован головной офис Aegis Defense Services – британской охранной компании, владеющей одной из самых больших в мире частных наемных армий. Под ружьем у нее находится в общей сложности порядка 20 тысяч наемников, которые занимаются проведением спецопераций в Ираке и Афганистане. Главным их «работодателем» выступает министерство обороны США. Офисы Aegis Defense Services существуют в Афганистане, Бахрейне, Ираке и США. Возглавляет компанию Тимоти Спайсер, бывший лейтенант-полковник Шотландской гвардии, служивший в Северной Ирландии, участвовавший в конфликте Великобритании и Аргентины за Фольклендские острова и воевавший в Ираке.

Власти Базеля со своей стороны сочли нужным официально заявить, что ничего не предпринимали для того, чтобы привлечь на свою территорию фирму Aegis Group Holding. Она была зарегистрирована в марте 2010 года в качестве анонимного акционерного общества, согласно правовым нормам Швейцарии.

Проблема иностранных наемников – совершенно новая для Конфедерации. Настолько, что Федеральный Совет даже не в состоянии ответить, сколько именно частных охранных фирм открыло свои головные офисы в Швейцарии. Если экспорт из страны материалов военного и двойного назначения четко прописан законодательно, то предоставление услуг иностранных наемников из Швейцарии никак не регулируется.

В 2008 году представители 17 государств собрались в Монтре, под эгидой Швейцарии и Международного Комитета Красного Креста, и подписали документ, в котором оговариваются методы контроля частных охранных фирм. В числе прочего, они обязываются соблюдать международное гуманитарное право. В мае 2008 года швейцарское правительство решило, что частные охранные агентства, базирующиеся в Швейцарии и действующие в зонах кризисов и мировых вооруженных конфликтов за границей, не обязаны получать федеральное разрешение на свою деятельность.

Причиной этому считается «очень малая важность швейцарского рынка для фирм подобного типа и непропорционально большие расходы на контроль за их регистрацией». В своем решении Федеральный Совет опирался на совместный отчет Центра по демократическому контролю за вооруженными силами в Женеве и Федерального департамента юстиции.

С этим согласны не все. «Когда та или иная из этих организаций со штаб-квартирой в Швейцарии действует в Ираке, выполняя военный заказ Соединенных Штатов, это явно идет в разрез со швейцарской политикой нейтралитета», — уверен Альберт Штахель, профессор политических наук в университете Цюриха и эксперт по стратегиям.

Недавняя информация о том, что в стране зарегистрированы частные армии, сплотила все политические партии Швейцарии. Как «правое», так и «левое» крыло парламента уже обратились в Федеральный Совет с требованием законодательно урегулировать их присутствие в Швейцарии.

Газета «Tribune de Gen?ve», со ссылкой на другое швейцарское издание, «SonntagsZeitung», утверждает, что в одной лишь Женеве насчитывается три иностранные организации, связанные с военными действиями, армией и разведкой. Самая крупная называется Diligence Global Intelligence SA, она появилась в Женеве в феврале 2009 года и базируется на улице Conseil-G?n?ral. Это швейцарский филиал американской группы Diligence LLC, основателями которой стали английский экс-сотрудник контрразведки Ник Дей и бывшие члены MI5, Службы безопасности Великобритании, и ЦРУ. Ник Дей выбрал Женеву для своей штаб-квартиры.

Diligence LLC занимается сбором информации в области экономики и геополитики. Проще говоря, шпионажем. Она имеет свои офисы в Лондоне, Вашингтоне, Нью-Йорке и Москве. Как пишет американское издание «Bloomberg Businessweek» в статье, рассказывающей о том, как Diligence собирала компрометирующий материал на фирму KMPG, Ник Дей говорит: «Мы всегда соблюдали законы тех стран, в пределах юрисдикции которых действуем… Фирмы, занимающиеся анализом и расследованиями деятельности компаний, подобные Diligence, оказывают неоценимые услуги. Мы существенно помогаем бизнесу действовать в рискованных условиях трудных, но перспективных рынков, государственные органы не всегда обладают достаточными средствами и знаниями для выполнения подобных задач». Пока что в Швейцарии заказов у Diligence немного, но эта организация и ее специалисты реализовали уже более 1000 «проектов» в 75 странах.

На берегу Женевского озера, на quai du Rhone, под номером 8, находится офис английской компании Salamanca, специализирующейся на услугах телохранителей и сборе экономической информации.

Наконец, в городе Кальвина с недавних пор действует и американская компания New Century, которая занимается подготовкой агентов безопасности и сбором информации. «Наше присутствие здесь – исключительно административное», — пояснил газете «Tribune de Geneve» один из руководителей фирмы, из Лондона. По его словам, из Женевы управляются лишь некоторые банковские счета New Century.

Источник: http://www.nashagazeta.ch/news/10343

Google Buzz Vkontakte Facebook Twitter Google Bookmarks Digg Закладки Yandex Zakladok.net Reddit delicious БобрДобр.ru Memori.ru МоёМесто.ru

Частные разведывательные компанииИспользование гражданских контрактников и частных вооружённых формирований в современных конфликтах

Ю. Мукин

Анализ военных конфликтов последних десятилетий показывает, что при планировании военных операций на Западе все большую роль отводят деятельности частных подрядчиков военных ведомств либо, как их принято называть в США и Великобритании, «контрактникам», или «контрактантам» (от английского contractors), среди которых особо выделяются наемники из частных военных компаний (ЧВК, или PMC — Private Military Companies).
В современных международных военных и миротворческих операциях ЧВК являются равноправным правовым субъектом наряду с родами и видами вооруженных сил. По всей вероятности, корпорации подобного типа со временем будут играть все более значимую роль в зонах конфликтов, еще больше вовлекаясь в конфликты по всему миру и беря на себя функции армии и полиции.

Изначально частные военные компании занимались обучением и подготовкой военных специалистов. Первой подобной фирмой считается британская «Уотчгуард интернэшнл», которую в 1967 году создал полковник британской армии Дэвид Стерлинг, основавший в 1942-м САС (специальную авиадесантную службу) Великобритании. В годы «холодной войны» были сформированы такие британские и американские «частные армии», как Kilo Alpha Service, Control Risks Group, Defense Systems Limited, Saladin Security Ltd, Keenie Meenie Services, Vinnell, Pacific Architects & Engineers и т. д.

Однако если первоначально эти компании занимались в основном практической подготовкой служащих и сотрудников силовых структур в странах пребывания, то с 90-х годов они начали активно вовлекаться в различные конфликты именно как воинские формирования. В большом объеме это началось в ходе войн на территории бывшей Югославии (1991 — 1995 годы — в Хорватии, 1992 — 1995-й — в Боснии и Герцеговине, 1998-1999-й — в Косово и Ме-тохии, 2000-2001-й — в регионах Южной Сербии и Западной Македонии).

В феврале 1994 года администрация США в Вашингтоне принудила президента боснийских мусульман Алию Изетбеговича и лидера Хорватии Франьо Туджмана подписать договор об окончании боевых действий между хорватами и мусульманами в Боснии и Герцеговине (война 1993-1994 годов), а также заключить и военный союз против Республики Сербской, а значит, и поддерживающих ее Сербию и Черногорию. Реализацию данного договора американское правительство доверило только что созданной компании MPRI (Military Professional Resources Incorporated).

В эту частную коммерческую структуру вошли несколько десятков высокопоставленных американских офицеров в отставке, которые приступили к подготовке высшего командного звена воинских формирований Мусульмано-хорватской Федерации Боснии и Герцеговины, а также установлению оперативной связи штабов с командованием НАТО. Успешные наступательные операции, проведенные хорватскими и боснийскими войсками весной — осенью 1995 года против сербов, в значительной мере можно считать заслугой экспертов из MPRI. Именно эта компания продолжила свою работу с так называемой Армией освобождения Косово (1998-1999) в Албании, а затем и в Македонии (2000-2001).

После окончания военных кампаний, сопутствовавших распаду союзной Югославии в 1990-е годы, новой сферой применения ЧВК стало разминирование на территории бывшей СФРЮ. На данные мероприятия различные международные организации (комитеты ООН по вопросам беженцев (UNHCR) и развитию (UNDP), Евросоюз (EU) и Мировой банк (World Bank), Международный фонд доверия (International Trust Fund), правительства США, Германии, Японии, Швеции, Великобритании, Франции и некоторых других стран) с 1995 по 2001 год ассигновали сотни миллионов долларов. Помимо разминирования частные военные компании приняли участие в работе международных полицейских миссий в Боснии и Герцеговине (International Task Police Force, 1996 — 2004), Косово и Метохии (UNMIK Police, 1999 — 2005). Здесь большую роль сыграла корпорация из США «ДинКорп» (DynCorp, Inc.), осуществлявшая набор личного состава для американского контингента международных полицейских сил, а также участвовавшая в проверках работы персонала этих миссий.

Еще одной американской компанией, появившейся на территории бывшей Югославии, была «Кэллог, Браун энд Рут» (Kellogg, Brown & Root (KBR) — структурное подразделение корпорации «Хэллибертон», в состав директоров которой входил будущий вице-президент США Дик Чейни. Эта ЧВК полностью замкнула на себя снабжение и тыловое обеспечение миротворческой деятельности в регионе, предоставляя рабочие места десяткам тысяч человек.

Военные операции международных коалиций в Афганистане (с 2001 года) и Ираке (с 2003-го) способствовали росту числа частных военных компаний, получавших контракты как напрямую от министерств и ведомств США и Великобритании, так и от органов ООН (UNICEF, UNHCR, UNDP), Всемирной организации здравоохранения (World Health Organization), а также от новых правительств оккупированных стран. Помимо этого, подряды предоставляли различные западные фирмы, занятые прежде всего в областях нефтедобычи, транспорта, энергетики и водоснабжения. Кроме того, большие компании нередко прибегали к использованию услуг других таких же фирм на подрядной основе, что нередко приводило к конфликтам между ними, которые иногда принимали весьма значительные, в том числе и с политической точки зрения, масштабы.

Очевидно, что у истоков «частных армий», как еще принято называть ЧВК, стояли разведывательные структуры западных стран, и до сих пор деятельность таких компаний осуществляется под плотным контролем, а зачастую и непосредственным управлением спецслужб Запада, прежде всего ЦРУ США и МИ6 Великобритании, с которыми такие структуры согласуют лицензии на работу и контракты. На практике «частные армии» обычно действуют в зонах конфликтов, лишь заручившись поддержкой военных и гражданских силовых структур. При трудоустройстве такие компании отдают предпочтение бывшим военнослужащим сил специального назначения (ССН), нередко у них работают действующие солдаты и офицеры подобных подразделений, специально для этого берущие отпуска. Спецслужбы также практикуют использование частных военных компаний в качестве прикрытия при проведении специальных операций, особенно так называемых «грязных» акций.

По данным Брукингского института США, доходы ЧВК, действующих в настоящее время в более чем 60 странах, ежегодно достигают 180 млрд долларов.

В настоящее время в США нарастает скандал вокруг деятельности в Ираке одной их самых крупных ЧВК — «Блэкуо-тер» (Blackwater), которая в действительности представляет собой настоящую армию, оснащенную новейшей техникой, в том числе тяжелым вооружением (боевые вертолеты, БТР, БМП и танки).

Эта компания была основана в 1997 году (по другим данным — в 1996-м) в США Эриком Принсом (Erik Prince). Миллионер и бывший офицер сил специальных операций (ССО) военно-морских сил США, он начинал с частной базы для подготовки служащих силовых ведомств. Однако со временем фирма превратилась в мощную «частную армию» численностью до 51 тыс. человек. Компания начала развиваться, когда стала получать федеральные заказы. Если в 2001 году она получила из федерального бюджета 736 тыс. долларов, то в 2005-м уже свыше 80 млн, а в 2006-м она заключила контракты на сумму около 600 млн. Доходы «Блэкуотер» за время военной кампании в Ираке (по данным на конец 2007-го) превысили 1 млрд долларов. Решающую роль в успехе руководителя этой компании сыграли его связи в республиканской партии и администрации Джорджа Буша-младшего.

На состоявшейся в 2005 году в Вашингтоне специальной конференции, Эрик Принс обозначил потенциальный рынок для частных военных фирм — деятельность по поддержанию мира. Он сказал, что компании вроде «Блэкуотер» могли бы играть важную роль в таких местах, как суданский Дарфур, где международное сообщество оказалось не способно быстро отреагировать на углубляющийся гуманитарный кризис. Другим направлением развития частного военного бизнеса уже становится защита объектов нефтяной инфраструктуры в опасных регионах, например в Нигерии, Ираке и т. д.

В числе внештатных консультантов этой компании — юрист-консерватор Кеннет Старр (Kenneth Starr), известный как бывший независимый прокурор, проводивший расследование в отношении Билла Клинтона. Связь с республиканцами у Принса идет от родственников: его отец, промышленник Эдгар Принс (Edgar Prince), был видным спонсором христианского консервативного движения, а его родная сестра Бетси Девос (Betsy DeVos) возглавляла отделение республиканской партии в штате Мичиган.

Посты в руководстве «Блэкуотер» занимают, как правило, бывшие сотрудники американской администрации и спецслужб. Один из примеров — вице-президент, а в прошлом высокопоставленный сотрудник ЦРУ Кофер Блэк (Cofer Black). Именно он, согласно сообщениям американских СМИ, в 2006 году объявил, что компания Принса готова представить войсковую бригаду для участия в гуманитарных операциях и военных конфликтах низкой интенсивности.

Каждый день работы одного наемника из «Блэкуотер» обходится американскому бюджету в среднем в 1 222 доллара, причем военнослужащий американской армии, выполняющий аналогичную работу (в звании сержанта), получает 140-190 долларов в день (в зависимости от выслуги лет и т. д.) Таким образом, один боевик из этой компании обходится американскому бюджету в 6- 10 раз дороже.
Чтобы устроиться контрактником (или, как называют сотрудников этой ЧВК, «оперативником»), требуется не менее пяти лет армейского опыта (предпочтительно в военной полиции, специальных подразделениях или пехоте) или восемь лет работы в правоохранительных органах. По контракту с военными фирмами «оперативники» работают три месяца без перерыва, затем получают три недели оплачиваемого отпуска. Компания полностью обеспечивает своих сотрудников оружием, оборудованием, средствами защиты, питанием, медицинской страховкой, а также семью пособием в случае гибели или серьезного увечья «оперативника».

Официально сотрудники «Блэкуотер» заняты в основном охраной американских дипломатов в пределах так называемой зеленой зоны в Багдаде. Так, в СМИ широко освещался скандал, связанный с этой компанией, когда 16 сентября 2007 года они устроили стрельбу на улицах Багдада, в результате которой погибли 17 и были ранены более 20 мирных жителей. Представители «Блэкуотер» заявили о том, что их сотрудники невиновны и стрельба была начата после того, как по пути следования кортежа, в котором находились дипломаты, прогремел взрыв. Иракские власти обвинили сотрудников американской компании в неспровоцированной стрельбе и потребовали их выдачи местным судебным властям.

9 октября 2007 года контрактники австралийской охранной фирмы «Юнити рисёрсез групп» застрелили двух иракских женщин, после чего та принесла свои извинения. Так как инцидент был не таким масштабным, то особого внимания он не привлек. Обращает на себя внимание тот факт, что госдепартамент незамедлительно вывозит из страны наемников, причастных к такого рода случаям, чтобы освободить их от судебного преследования.

По данным конгресса США, с июня 2005 года наемники участвовали в 236 инцидентах с применением оружия, причем в 183 случаях они первыми открывали огонь.

Стоит отметить, что количество наемников из частных охранных агентств в Ираке точно определить сложно, так как их деятельность официально не фиксируется. Кроме того, все сотрудники компаний числятся независимыми подрядчиками. В Ираке действуют около 100 частных охранных фирм (не только американских). Министерство обороны США использует наемников также и в Афганистане.

По данным Брукингского института, в Ираке действуют порядка 200 тыс. сотрудников частных американских компаний (при 160-тысячном воинском контингенте), официально являющихся гражданскими лицами. Из них 120 тыс. -граждане Ирака, 21 тыс. — американцы, а 59 тыс. — граждане третьих стран, в том числе из государств бывшего СССР. Это без учета британских, австралийских и других охранных фирм, которые также активно задействованы в Ираке. Таким образом, здесь по численности наемники превосходят коалиционную армию. При этом примерно 20 тыс. человек являются непосредственно «оперативниками» (бойцами) ЧВК. Большинство из них -американцы, работающие также и в неамериканских компаниях. В силу значительного числа кандидатов американские компании неохотно набирают иностранцев, и последние трудоустраиваются главным образом в британских фирмах, располагающих меньшими людскими ресурсами. Обращает на себя внимание тот факт, что ряд западных частных военных компаний открыли свои представительства в Москве (британские «Армор групп», «Контрол риск», «Олайв секьюрити», американская «Кролл») и Ташкенте (американская «Блэкуотер»), но наймом людей эти представительства пока не занимаются, несмотря на большое число волонтеров.

США тратят на частные агентства весьма существенные финансовые средства. Так, по данным конгрессмена Генри Воксме-на, за время оккупации Ирака Вашингтон выделил на услуги ЧВК, связанные с безопасностью, около 5 млрд долларов. «Блэкуотер» не самый крупный подрядчик среди американских компаний. Крупнейшей фирмой, которая работает с американскими военными в регионе, является «Келлогг, Браун энд Рут» (KBR), штат которой в Ираке и Кувейте насчитывает порядка 70 тыс. человек. Согласно некоторым источникам, «Блэкуотер» — это субподрядчик KBR. По данным независимых СМИ, с 2002 года услуги KBR Пентагону (включая невоенные) обошлись почти в 15 млрд долларов.

Ценность частных охранных компаний для США, которые готовы платить огромные суммы за их услуги, объясняется тем, что их служащие, официально не являющиеся представителями американской администрации, могут действовать по своему усмотрению, превышая данные им полномочия. Администрация Буша при этом формально не несет ответственности за произошедшие при участии данных лиц инциденты.

Кроме того, исходя из попадающей в прессу информации, частные агентства заняты в Ираке не только охранной деятельностью, но зачастую вовлекаются в войсковые операции, выполняя для американской армии «черную работу», на которую Пентагон не решается во избежание лишних потерь.

В то же время наемники не подпадают под какую-либо статистику, их потери оцениваются приблизительно, так как не вносятся в официальные сводки из Ирака. Соответственно, администрации США не приходится распространять информацию о гибели американских военнослужащих. По данным американских СМИ, потери только «Блэкуотер» в Ираке составляют свыше 1 000 человек убитыми и 15 тыс. ранеными. Однако, по данным телекомпании PBS, потери частных компаний с 2003 года, вероятнее всего, превышают официальные данные.

Стоит отметить, что частный военный бизнес начинает институциализироваться. У него стали появляться крупные ассоциации, которые лоббируют его интересы. Первой стала вашингтонская Глобальная ассоциация операций по поддержанию мира. В феврале 2006 года подобная организация — Британская ассоциация частных компаний в сфере безопасности — была создана и в Великобритании. Объединение частных военных компаний — отчасти реакция на попытки властей ЮАР (а именно эта страна является одним из основных поставщиков контрактников) ужесточить запрет для своих граждан на работу по контракту солдатами или полицейскими в зонах конфликтов. Своей главной задачей эти ассоциации видят противодействие попыткам государств контролировать данный бизнес. Частные военные хотят добиться статуса самоуправляемой отрасли, работающей на основании общепринятого и всеми признанного кодекса чести.
Очевидно, что правительство США извлекает большую пользу от военных компаний, поскольку, во-первых, число американских военнослужащих в Ираке, Афганистане и других государствах с учетом сил частных армий превышает официальные данные (американская администрация никогда не включает наемников в статистику с целью предотвратить протесты мировой общественности). Во-вторых, при использовании «частных армий» число потерь ВС Соединенных Штатов убитыми и ранеными занижается. В-третьих, поскольку силы частных армий США принимают участие во многих секретных операциях, Белый дом старается снять ответственность с официальной армии.

В настоящее время продолжаются споры о статусе ЧВК и распространении на них и их сотрудников требований международных конвенций и договоров, например Женевской конвенции. При этом сотрудники «частных армий» принимают участие в боестолкновениях, в том числе в качестве инструкторов, возглавляющих обучаемые подразделения.

Спектр услуг ЧВК продолжает расти. В современных конфликтах и военных операциях, в которых принимают участие страны Запада, такие фирмы осуществляют набор личного состава для американского контингента международных полицейских миссий (DynCorp), для охраны аэропорта Багдад (Custer Battles), нефтяных полей и трубопроводов (Blackwater Security Consulting, Erinys Iraq Limited), а также энергетической системы Ирака (Hart Group), обеспечения безопасности дипломатических представительств, охраны президента Афганистана (Triple Canopy Inc.), сопровождения конвоев ООН в Ираке и Афганистане (Kroll), обучения личного состава армий Ирака (Military Professional Resources, Inc.) и Саудовской Аравии (Vinnell Corporation). ЧВК предоставляют услуги военных переводчиков (CACI), осуществляют контроль тюрем в Ираке и Афганистане (Titan Corporation), проводят работы по разминированию минных полей и уничтожению неразорвавшихся боеприпасов (RONCO, MAG, ВАСТЕС, Armor Group, Minetech, EODT). Они организуют противопожарную защиту (Group 4 Falck), тыловое снабжение войск (KBR), авиаразведку (AirScans Inc., Eagle Aviation Services & Technology Inc.), защиту гражданских судов от пиратов (Global Marine Security Systems), а также осуществляют другие виды деятельности (фирмы Aegis Defence Services Ltd., Olive Security, Control Risks Group, Meyer & Associates, RamOPS Risk Management Group, ArmorGroup, Aigis, OAM, Rubicon International Services, Sayeret Group, ATCO Frontec Corporation., Group EHC, Aries Global Solutions Inc., AKE Limited, AD Consultancy, Control Risks Group, Custer Battles, Diligence Middle East, Genric, Global Risk Strategies, Hill and Associates Ltd., ISI Group, Meteoric Tactical Solutions, Optimal Solution Services, Wade-Boyd and Associates LLC, Henderson Risk Limited, ICP Group, Overseas Security & Strategic Information, SOC-SMG Inc, Sumer International Security, TOR International, Deh-dari General Trading & Contracting Est., Unity Resources Group (Middle East) LLC, Trojan Securities International, Pistris Inc. Global Options, LLC, Beni Tal, AMA Associates Limited, WADE-BOYD & ASSOCIATES LLC, TOR International, Overseas Security & Strategic Information, Inc/Safenet — Iraq, ICP Group).

В то же время, несмотря на миллионные контракты таких компаний, в своей деятельности они сталкиваются с рядом проблем, решения которых в обозримом будущем не предвидится. Так, набираемый и обучаемый силами ЧВК личный состав сил безопасности Ирака и Афганистана зачастую оказывается плохо подготовлен и нелоялен правительствам этих стран и самим международным оккупационным войскам, нередки и случаи прямого проникновения в его ряды инсургентов и саботажников. Кроме того, в обучаемых сотрудниками частных военных компаний подразделениях наблюдаются такие проблемы, как недостаточная стрелково-огневая подготовка; неумелое обращение личного состава с взрывчатыми веществами и минно-взрывными устройствами (МВУ); плохая инженерная и тактическая подготовка; слабая подготовка личного состава спецподразделений по осуществлению разведывательно-диверсионных действий, а также неспособность передвигаться в составе автоколонн в условиях возможности засадных действий и применения МВУ.

Тем не менее создание частных военных компаний — процесс объективный. Кроме Ирака подобные структуры формируются и в бывшей Югославии. В Хорватии местная охранная компания «Зовко» сотрудничает с «Блэкуотер», а американцы создали там центр по набору и подготовке сотрудников охранного профиля для работы в Ираке и Афганистане. В Сербии бывший командующий внутренними войсками генерал Го-ран Радосавлевич после ухода в 2004 году в запас стал директором охранной компании SecTraCon, зарегистрированной в Германии. Получив контракты на ведение охраной деятельности в Сербии, она главное внимание уделяет поиску работы за границей, в первую очередь в Афганистане. Помимо этого, активными игроками на рынке «частных армий» являются фирмы из Филиппин, Непала, ЮАР, Новой Зеландии, Фиджи, Израиля. С 2002 года ЧВК стали создаваться и арабскими предпринимателями, связанными с правящей элитой. Это, в частности, Baghdad Fire & Security (Ирак), Dehdari General Trading & Contracting Est. (Кувейт), Unity Resources Group (Middle East) LLC (ОАЭ), а также совместные с западными компаниями, например Diligence Middle East, созданная как филиал американской Diligence LLC.

До сих пор известно лишь о единичных примерах привлечения выходцев из России к службе в ЧВК. Охрана некоторых российских подрядчиков, работающих за рубежом, осуществляется в некоторых случаях силами своих частных охранных предприятий. Однако в последнее время в ряде отечественных и зарубежных изданий появились материалы, в которых прогнозируется скорый выход на мировой рынок ЧВК профессионалов и структур из РФ и СНГ. В СМИ ведется дискуссия о том, какой характер руководства при этом будет преобладать. Большинство специалистов сходятся во мнении, что подобные предприятия будут создаваться как совместные, но высказываются различные мнения относительно политической составляющей их деятельности.

Появлению коммерческих военизированных структур и частных служб безопасности благоприятствует ряд факторов. На Западе в военных кругах принято считать, что роль подобных компаний в будущих войнах и вооруженных конфликтах будет только возрастать. Главную причину такой популярности ЧВК следует искать в целом в глобализации и в частности в трансформации мировой экономической системы. Современные транснациональные корпорации, тесно связанные с политическими элитами западных стран и располагающие сотнями миллионов долларов, нуждаются в защите своих интересов, которые практически всегда пересекаются с государственными интересами.

Анализ войн и конфликтов последнего времени ясно указывает на то, что главным наземным компонентом военных операций стали силы специального назначения и «союзники» из местного населения. С такой логикой ведения боевых действий хорошо сочетаются функции и возможности ЧВК, которые зачастую фактически представляют собой разновидность ССН, а оперативность их применения мало уступает экспедиционным войскам и ССО вооруженных сил.

Таким образом, привлечение частных военных компаний, а также возникновение армий у крупных корпораций кардинально меняет облик современной войны. Военные операции США и их союзников в Ираке и Афганистане показали, что сотрудники ЧВК часто выполняют боевые задачи, характерные для подразделений ССО и даже для войск, тем самым повышая боевой потенциал вооруженных сил западных стран, что следует учитывать в военном планировании.

Зарубежное военное обозрение №7 2008 С.27-31

Google Buzz Vkontakte Facebook Twitter Google Bookmarks Digg Закладки Yandex Zakladok.net Reddit delicious БобрДобр.ru Memori.ru МоёМесто.ru