Модели информационной войны

on
Автор:  Темур Чилачава, Нугзар Кереселидзе

Современные политологи, психологи и социологи все чаще соглашаются в
том, что на смену военным действиям с применением оружия приходит время информационных войн.

В связи с этим, в последнее время становится актуальной разработка математических
моделей информационных войн, под которым в основном подразумевается борьба между государствами с использованием исключительно информационного арсенала, т.е. информационных технологий, базирующихся на промышленном производстве, распространении и навязывании информации.

Вместе с тем, «сплошная компьютеризация», в том числе, и стратегических объектов породила новую проблему — они стали более «прозрачными» для конкурентов. Например, каждые 20 секунд в США имеет место преступление с использованием программных средств, в 80% преступлений атаки идут через Интернет. По данным Института компьютерной безопасности США компьютерная преступность растет темпом 16% в год.

Информационные войны будут доминировать в наступающем веке («Глобальные тенденции до 2015 года» — доклад Национального совета по разведке США). Их могут вести отдельные лица, группы людей, страны. Определить, кто с тобой воюет, не простая задача. Для проверки защищенности своих компьютеров Пентагон набрал команду из хакеров и «развязал им руки». Хакеры взломали защиту у 88% из 8900 компьютеров военного ведомства. Только 4% атак были замечены обслуживающим персоналом. Компьютеры способны без ведома их владельцев передавать информацию о содержании созданных баз данных, включая зарегистрированных пользователей по каналам Интернет их разработчикам.

Согласно анализу российских экспертов российские предприятия, располагающие автоматизированной системой документооборота, вскоре окажутся беззащитными перед конкурентами, если не будут располагать высокопрофессиональными службами по информационной безопасности.

Подготовка кадров в области информационной безопасности — основа успешного решения всех проблем защиты информации, касающихся каждого конкретного человека, отдельной фирмы и государства в целом.

Ранее выдвинутая и обоснованная С.П. Капицей гипотеза о том, что рост числа людей на Земле «определяется обликом и распространением информации», должна стать целым направлением научных исследований. Изучение характера информационных потоков, организация информации, ее восприятие индивидуальной и коллективной психологией как малых, так и больших групп макрообществ - все это наидостойнейшие темы для политологии и социологии, социальной психологии, для междисциплинарных исследований. В настоящее время, к сожалению, даже контуры подобного рода исследований просматриваются слабо, несмотря на постоянные апелляции к таким темам, как «информационная революция», «информационное пространство», «информационное противоборство» и т.п.

Наличие «общего информационного процесса» не избавляет человечество от непрекращающегося соперничества, от наличия различных «центров силы» в мире, иерархии в мирополитической системе, от использования информации в качестве активного инструмента политического противоборства, вплоть до ведения «информационных войн».

При зтом нельзя не отметить, что резко возросла роль информационного обеспечения в ведении военных действий.

В мировом информационном поле в идеологических, политических и экономических целях самым активным образом используется направленная информация и дезинформация, выделить которую из общего фона в подавляющем большинстве случаев весьма сложно для неподготовленного человека.

Теория информационной войны, формализация которой началась всего три-четыре десятка лет тому назад, сейчас имеет уже широкое прикладное значение. Ее активно учитывают многие страны при разработке информационной безопасности. Впервые в США была создана президентская комиссия для защиты т.н. критической инфраструктуры. Потом на основании заключения этой комиссии была разработана директива президента № 63, которая в 1998 году, стала основой правительственной политики обеспечения информационной безопасности. Ведущие страны уже начали целенаправленную подготовку узких специалистов информационной войны. В США , в национальном университете обороны действует школа информационной войны и стратегии. В калифорнийской морской школе группе информационной войны читают курсы лекций: принципы информационных операций; психологические операции; информационная война: планирование и оценка; оценка информационной войны.

Россия, правда с опозданием, но тоже действует в этом направлении. Министерство обороны России создало информационно-пропагандистский центр, который наряду с другими задачами, подготовит хакерские нападения на информационные ресурсы противника. Это решение министерства обороны России, было ответом на задание президента России - подготовить предложения, связанные с созданием центра подготовки специалистов, которые смогут вести информационную войну новейшими технологиями.

Согласно некоторым источникам задачами информационно-пропагандистского центра будут: устрашение противника, уничтожение его информационных связей и сохранение своих, создание информационных и дезинформационных частей и оказание влияния на общественное мнение как до конфликта так и во время вооруженного конфликта. До необходимости создания информационных войск руководство вооруженных сил России привел анализ войны 2008 года с Грузией.


Первоначально термин "информационная война" применил в 1976 году Томас Рона в своем отчете "Системы оружия и информационная война", который предназначался для компании Boeing . Т.Рона отметил, что к тому времени, информационная инфраструктура становилась узловым компонентом экономики США и одновременно простой, менее защищенной целью как в военное так и в мирное время.

Пока еще не принята единая дефиниция термина ”информационная война”, но интуитивно считается что информационная война это целенаправленные действия по созданию информационного превосходства, посредством разрушения информации, информационных систем противоположной стороны, при этом одновременно происходит процесс защиты собственной информации и информационных систем.

Под информационной войной также подразумевают комплекс мероприятий по созданию информационного воздействия на общественное сознание, чтобы изменить поведение людей, навязать им цели, которые не входят в их интересы. С другой стороны, необходима защита от такого же воздействия.

Так как государственные информационные ресурсы часто становятся объектами нападения и защиты, государство вынуждено уделить информационным технологиям большое внимание. Соответственно, в теории информационной войны большое число исследований посвящено безопасности информации, информационных систем и процессов.

С другой стороны, существенно изучение информационных потоков, так как информационный поток, который обрушится на массовое сознание, в большинстве случаев, позволяет манипулировать людьми, хотя при непрофессиональном подходе может привести к обратным тяжелым последствиям, как недавно имело место с телекомпанией «Имеди».

Описание математическим аппаратом различных компонент информационной войны и его изучение уже входит в сферу интересов многих ученых. В этом направлении следует отметить использование математической теории передачи информации по каналам связи для построения модели информационного воздействия. Предприняты попытки оценок эффективности конкретных информационных воздействий. При помощи теории графов и игр составлены модели информационных сетей и информационной войны, а для противоборствующих сторон найдены смешанные стратегии. Стратегии, в основном, рассчитаны на выведение из строя информационных инфраструктур или их защиту посредством как физического так и программного (вирусы, трояны, шпионские программы, кибератаки) воздействия.

Нашей целью являлось изучение количества информационных потоков при помощи новых математических моделей информационной войны. Под информационной войной мы подразумеваем противоборство средствами массовой информации (электронная и печатная пресса, Интернет) двух государств или двух объединений государств, либо экономических структур (консорциумов), ведущих по отношению друг к другу целенаправленную дезинформацию, пропаганду.

Целями информационной войны могут быть:
- нанесение урона имиджу противоположной страны – создание из него образа врага.
- дискредитация руководства противоположной страны.
- деморализация личного состава вооруженных сил и мирного населения другой страны.
- создание общественного мнения, как внутри страны, так и за ее пределами, для аргументации и оправдания возможных силовых действий в будущем.
- противодействие геополитическим амбициям противоположной стороны и т.д.

На происходящие процессы в современном мире в той или иной форме и активности реагируют международные организации. Поэтому в процессе информационной войны в качестве третьей стороны мы считаем объединение международных организаций (ООН, ОБСЕ, ЕС, ВТО т.д.), усилие которого направлены на снятие напряженности между антагонистическими государствами, сторонами и прекращение информационной войны.

Нами построена общая линейная математическая модель информационной войны между двумя антагонистическими сторонами, при наличии третьей, миротворческой стороны. Модель учитывает случай противоборства как равномощных объединений («як-медведь»), так и сильно разнящихся («волк-ягненок»).

В частном случае модели, каждая сторона одинаковыми темпами ведет информационную войну и реагирует на призывы международных организаций. В свою очередь, третья сторона равномерно реагирует на интенсивность информационных атак антагонистических сторон. В модели игнорирования противоположной стороны найдены точные аналитические решения. При помощи анализа решений установлен характер действий сторон в информационной войне, в зависимости от того каковы стартовые условия сторон, и соотношения между индексами агрессивности, миротворческой готовности и миротворческой активности.

Выявлены соотношения между константами модели и начальными условиями, при которых:
1.Антагонистические стороны, несмотря на увеличивающиеся призывы третьей стороны, интенсифицируют информационные атаки.
2. Одна из антагонистических сторон, под воздействием третьей стороны, с течением времени, прекращает информационную войну, в то время, как другая ее усиливает.
3. Обе антагонистические стороны, после достижения максимума активности, снижают ее под воздействием третьей стороны, и через конечное время, и вовсе прекращают информационные атаки.

В первом случае, следует ожидать трансформацию информационной войны в горячую фазу, во втором – она менее вероятна, в третьем же - она вовсе исключена.

Разработанная модель информационной войны, кроме теоретического интереса имеет также и важное практическое значение. Она позволяет, на основе наблюдений и анализа, уже на ранней стадии информационных атак, установить истинные намерения каждой из сторон и характер развития информационной войны.

В свою же очередь, международные миротворческие организации, при желании, могут почерпнуть рекомендации по стратегии ведения информационной политики, для воздействия на антагонистические стороны, с целью прекращения ими информационной войны.

В качестве приложений разработанной теории следует отметить, что информационную войну, включая ее и горячую фазу (период активных военных действий), протекавшую в 2008 году между Россией и Грузией, можно вполне описать непревентивной моделью, где первая сторона – Россия, а вторая Грузия. Запаздалое реагирование со стороны международных организаций на разгоревшуюся информационную войну, имело воздействие только на грузинскую сторону, которая в неравных стартовых заявлениях последовала за Россией, затем учла призывы авторитетных международных организаций и сначала уменьшила, а затем и вовсе прекратила информационную войну. На российскую сторону, миротворческие усилия международных организаций не оказали серъезного влияния и она интенсивно продолжила информационную войну, которая позднее трансформировалась в горячую фазу (военные действия).

Анализ полученных результатов показал, насколько велика ответственность международных организаций по предотвращению эскалации информационной войны.

Предложенная математическая модель информационной войны позволяет также сделать важный вывод о том, что международные организации, которые постоянно бдительны и оперативно контролируют свои действия (превентивный оперативный подход), могут потушить любую информационную войну, которая ведется между странами, пусть даже сильно разнящихся по мощи и информационному оружию.

Погасить информационную войну возможно и в том случае, когда «волк» очень хочет съесть «ягненка», если конечно, «волк» учитывает, если не мнение, то хотя бы силу «миротворческих львов» (международных организаций).

Из модели вытекает, что во время российско-грузинской информационной войны 2008 года международные организации, представленные соответствующими миссиями в Грузии (ООН, ОБСЕ) не оказались на должном уровне, чтобы вовремя охладить пыл сторон, что могло предотвратить горячую фазу противостояния.


По всей видимости международная комиссия, созданная для изучения причин российско-грузинской войны, под руководством Х. Тальявини, обвинив обе стороны, не вполне учла ответственность и самих международных организаций, обязанных проводить миротворческую деятельность, в первую очередь, превентивного характера, по предотвращению эскалации информационной войны между антагонистическими сторонами.

Помимо, чисто теоретического интереса, математическое моделирование
информационной войны имеет и прикладное значение. Она позволяет предвидеть развитие информационного противостояния конфликтующих сторон на основе анализа начальной, ранней стадии информационной войны. Это может позволить какой- либо стороне конфликта, скорректировать свою тактику и стратегию ведения информационной войны в случае необходимости, ради обладания превосходства в противоборстве или достижения другой поставленной цели. Что же касается международных организаций, которые преследуют миротворческие, в корне отличающиеся от антагонистических сторон цели, то они смогут, спланировать свое эффективное участие в противостоянии сторон. Их стратегия и тактика, построенная на рекомендациях полученных из анализа математической модели информационной войны, позволит с большой вероятностью положить конец этой войне.


Темур Чилачава - доктор физико-математических наук, профессор Сухумского государственного и Грузинского университета имени Святого Андрея Первозванного

Нугзар Кереселидзе - корреспондент НТВ в Грузии, докторант Грузинского университета имени Святого Андрея Первозванного
 
Источник: http://www.apsny.ge/analytics/1268790856.php
Google Buzz Vkontakte Facebook Twitter Google Bookmarks Digg Закладки Yandex Zakladok.net Reddit delicious БобрДобр.ru Memori.ru МоёМесто.ru

Добавить комментарий