Дело шпионов-любителей

on

Не удается взять качеством - возьми количеством. Самая многонаселенная страна мира неоднократно доказывала, что этот принцип работает. Китайские власти нашли ему применение - в том числе в сфере шпионажа.На прошлой неделе стокгольмский суд отправил 62-летнего пенсионера, работавшего на китайскую разведку, в тюрьму на год и четыре месяца. По версии шведских следователей, Бабур Майхесути на протяжении полутора лет с начала 2008 года собирал сведения о проживающих в стране уйгурах - таких же, как и он, политических беженцах из Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) Китая. Майхесути интересовали любые данные, какие он только мог достать: кто чем болел, например, или куда ездил, или каких политических взглядов придерживался. Накопленную информацию он передавал двум связным - журналисту и дипломату из Китая. Их имена пока не раскрываются, но судья, зачитывавший приговор, сказал, что действовали они по заданию китайских спецслужб. Уйгурская диаспора регулярно обвиняет правительство Китая в притеснениях, как было, например, после подавления беспорядков в Урумчи, столице СУАР. Поэтому в том, что китайскую разведку интересуют подробности личной жизни отдельных диссидентов, нет ничего удивительного. Удивляет то, что собирать эти сведения поручили очевидно непрофессиональному агенту. Следователям не составило особого труда собрать доказательства вины Майхесути, главными из которых стали записи его телефонных разговоров.

По мнению многих специалистов, китайские спецслужбы создали целую сеть информаторов, помогающих разведке собирать любые интересующие Пекин сведения. Чем-то это напоминает ситуацию, когда в 1970-х китайские сейсмологи пытались научиться предсказывать землетрясения. В то время как США или Советский Союз делали ставку на продвинутые научные центры, собиравшие информацию о природных процессах в литосфере, Китай опирался на многочисленные показания обычных сельских жителей, которые должны были сообщать о подозрительном поведении животных или изменении уровня воды в колодцах. Этот подход был очень успешным, до тех пор пока пастухи не начали злоупотреблять доверием, поднимая ложную тревогу ради получения вознаграждения. В сфере шпионажа Китай предпочитает действовать по той же схеме - и там ее применение, кажется, гораздо эффективнее.

Сигары и деньги в обмен на гостайну

В начале марта зрители американского телеканала CBS смогли ненадолго погрузиться в мир шпионажа. В передаче "60 минут" они увидели запись снятого скрытой камерой разговора сотрудника Пентагона Грегга Бергерсена и американского бизнесмена тайваньского происхождения по имени Ко Тайшэнь. "Мне очень, очень, очень не хочется передавать вам эти документы, потому что все они засекречены,- говорил Бергерсен своему собеседнику,- но я покажу вам их". Ролик был записан ФБР в 2007 году, и Бергерсен предлагал Ко ознакомиться с описанием системы обороны Тайваня, а также с перечнем вооружений, которые США планировали поставить острову в ближайшие пять лет.

Во время разговора Бергерсен был за рулем взятого напрокат автомобиля (заранее подготовленного ФБР). Вместе с Ко они выехали из Вашингтона, чтобы пообедать в пригородном ресторане. По дороге туда Ко положил в карман своему компаньону толстую пачку купюр. Он также преподнес ему подарок - большую коробку кубинских сигар. В ресторане Бергерсен заказал себе красного вина, раскурил сигару, а Ко получил возможность прочитать секретные документы и выписать из них все, что считал нужным. Эти данные он планировал переправить своему связному в китайском городе Гуанчжоу.

По версии следствия, Бергерсен не предполагал, что имеет дело с китайским шпионом. Ко родился на Тайване, и его отчим был адмиралом китайского флота, выступавшим на стороне Гоминьдана во время Второй мировой. Ко убедил Бергерсена в том, что собирает информацию для своих знакомых из тайваньской армии, которые якобы хотели заключить с США несколько контрактов на покупку оружия. Тем не менее сотрудник Пентагона прекрасно знал, что за разглашение государственной тайны кому бы то ни было его могут посадить. В беседе с Ко он постоянно повторял: "Если о нашей сделке кто-то узнает, я точно потеряю свою работу. Да что там работа - я отправлюсь в чертову тюрьму!"

Некоторое время спустя Ко слетал в Пекин, и в его багаже агенты ФБР обнаружили переписанные от руки секретные данные Пентагона. Надевать на него наручники прямо в аэропорту они, правда, не стали, рассчитывая, что Ко наведет их на заказчиков в Пекине.

К тому же китайский бизнесмен сотрудничал не только с Бергерсеном. Он также получал засекреченную информацию от бывшего подполковника американских ВВС Джеймса Фондрена, который, судя по его показаниям, тоже полагал, что Ко - представитель дружественного Вашингтону тайваньского правительства. К февралю 2008 года ФБР накопило достаточно свидетельств по делу Ко и Бергерсена, чтобы их арестовать. Суд признал их виновными, и они получили соответственно 15 и 5 лет тюрьмы. Фондрена тоже задержали спустя несколько месяцев, и в минувшем январе его приговорили к трем годам заключения.

История Ко Тайшэня не похожа на шпионский детектив. Он не был профессиональным разведчиком и по мысли агентов ФБР работал чересчур неряшливо. Такие шпионы-любители, как считают эксперты, являются едва ли не главным оружием Китая в борьбе за обладание новейшими технологиями. "Они рыскают по всему миру, работая на китайское правительство и собирая все кусочки информации о технологиях, какие только могут",- говорит бывший сотрудник ФБР Эд Эппл. Один из его коллег соглашается, утверждая, что Китай действует по принципу "предоставьте нам любые сведения, а мы уже решим, что с ними дальше делать". Представители контрразведки США называют такой подход неактивным, но эффективным, подразумевая, что в долгосрочной перспективе сбор даже малейших сведений способен дать хорошие результаты.

В одном из докладов в конгрессе представители ЦРУ и ФБР отметили еще одну особенность китайского шпионажа: любители, которые работают на Пекин, действуют изолированно и по большей части довольствуются скромными успехами, поэтому обнаружить их довольно сложно. "Китай занимается разведкой не так, как задумывал Господь,- шутит бывший фэбээровец Пол Мур.- Во время холодной войны действовала модель, при которой основную часть работы выполняли профессиональные разведчики. В китайской модели любой человек потенциально является ценным разведчиком".

Китай действует по принципу «предоставьте нам любые сведения, а мы уже решим, что с ними дальше делать»

Шпион замедленного действия

Наиболее ярким примером успешного (до определенного момента) применения этой разведывательной тактики стала история китайского агента Чи Мака. Американские следователи называли его совершенным шпионом замедленного действия.

Мак, получивший в Китае образование инженера-электрика, эмигрировал в Калифорнию в начале 1980-х и тихо жил в пригороде Лос-Анджелеса вместе со своей женой Ребеккой. Через несколько лет ему удалось получить гражданство США и хорошую работу в компании Power Paragon, которая занимается поставками высокотехнологичных двигателей для американского флота. Коллеги отзывались о нем как о настоящем трудяге, нередко забиравшем рабочие бумаги домой. Руководство компании награждало Мака за его усердие повышениями, а в 1996 году предоставило ему право доступа к секретным документам.

На протяжении многих лет Мак не привлекал к себе внимания спецслужб. Только в 2003 году агенты ФБР организовали за ним слежку. С разрешения суда они прослушивали его телефонные разговоры, незаметно обыскивали его имущество, а также установили камеру наблюдения в его доме. Вскоре они узнали, что Мак копировал свой обширный архив разнообразной технической документации на компакт-диски, которые собирался отправить в Китай вместе со своим братом Тай Ван Маком. Однако в конце 2005 года, как только последний попытался улететь из Лос-Анджелеса с дисками, спрятанными в багаже, его арестовали. В апреле 2008 года Чи Мака приговорили к 24,5 года тюрьмы. Суровый приговор судья объяснил желанием дать сигнал Китаю, "чтобы он перестал присылать сюда агентов, которые крадут военные секреты".

Важной уликой в деле против Чи Мака стала записка, обнаруженная американскими спецслужбами в мусорном баке рядом с домом подозреваемого. На клочке бумаги были написаны инструкции из Пекина, а также внушительный перечень технологий, которые Мак должен был раздобыть. Помимо военно-морских ноу-хау, к которым Мак имел хотя бы косвенное отношение, от него требовалась информация и о космических разработках. Чтобы получить эти данные, говорилось в записке, Маку следовало завести полезные знакомства. "Люди ищут информацию об американском ядерном арсенале совершенно так же, как они пытаются найти лучший ресторан в Сиэтле,- говорит один из бывших сотрудников ФБР.- Они спрашивают у своих друзей, и в какой-то момент их представляют кому нужно".

По признанию Мишель Ван Клив, которая в середине 2000-х отвечала в американском правительстве за контрразведку, информацию о всем ядерном арсенале США, в том числе чертежи используемых носителей, Китай получил еще в 1990-х годах. В 2005-м, когда Китай начал тестирование новых кораблей класса Luyang II, американские военные с удивлением узнали, что эти суда оснащены копией новейшей версии системы управления Aegis. С ее помощью корабли способны одновременно вести огонь по наземным, подводным и наводным целям, а также противостоять атакам с воздуха. Военные эксперты сразу предположили, что Китай не смог бы разработать такую сложную технологию своими силами.

"Сейчас китайскую разведку интересуют любые технологии, которые имеют военное применение: оптические устройства, сенсоры, химические и биологические разработки - практически все, что нельзя вывозить из США без специального разрешения правительства,- сказала Ван Клив в интервью CBS.- И то упорство, с которым Китай стремится все это заполучить, не соответствует уровню нашего внимания к проблеме".

КНР останавливаться не собирается

В начале февраля этого года в США за решетку сел еще один предполагаемый китайский шпион - Дунфань Чун. Он работал в американской авиапромышленности с 1973 по 2006 год - сначала в компании Rockwell, а затем в поглотившей ее корпорации Boeing. И пожалуй, продержался бы на своем месте еще дольше, если бы агенты ФБР не заподозрили его в шпионаже. Произошло это почти случайно: во время расследования дела Чи Мака ФБР выяснило, что одним из его полезных знакомых был Дунфань Чун - и если кто-то и мог достать данные о космических технологиях, то именно последний.

В 2006 году в дверь Чуна постучались люди из ФБР и сказали, что намереваются провести в его доме обыск. Для того чтобы найти следы шпионажа, им не пришлось вскрывать полы или смотреть за шкафами. Почти все свободное пространство в доме Чуна занимали толстые стопки документов. Агенты насчитали более 225 тыс. страниц с детальным описанием разработок Boeing - от фазированных антенных решеток, которые предназначались для радаров и систем связи космических шаттлов, до твердотопливных систем запуска челноков.

При обыске также нашли письмо, которое в 1987 году Чун получил от китайского чиновника. В нем говорилось, что решение посвятить себя служению отечеству - высокая честь для самого Чуна и большая награда для Китая. Там также упоминался Чи Мак, которого предлагалось использовать для безопасной передачи информации в Китай.

Как считают следователи, Чун сам предложил китайским спецслужбам помощь в научной модернизации его родины. Он постоянно поддерживал связь с представителями авиационных госкорпораций Китая вроде China National Aero Technology Import & Export, China Aviation Industry и China Nanchang Aircraft Manufacturing. С ними Чун встречался во время своих поездок в Китай, где выступал с лекциями.

Рассмотрением этого дела занимался Кормак Карни - тот же судья, который вынес приговор Чи Маку. "Китайская Народная Республика помешана на краже конфиденциальной информации в США и останавливаться, кажется, не собирается. Только длительные сроки заключения способны отбить у других охоту красть эти технологии",- сказал Карни после того, как приговорил 74-летнего Чуна почти к 16 годам тюрьмы.

В свою очередь, адвокаты китайского авиастроителя собираются обжаловать это решение. Они настаивают на том, что почти всю информацию, которую Чун, по мнению обвинения, отправлял в Китай, можно было найти и в открытых источниках, не нарушая режима гостайны. Суд, вынося приговор, не стал обращать на эту деталь внимания, хотя именно она по замыслу китайских спецслужб должна была обезопасить разведчиков от уголовного преследования.

Трудно представить себе, что китайским агентам в США не было известно о книге, напечатанной в Пекине в 1991 году. Она называется "Источники информации о разработках в оборонной промышленности и методы ее получения". Авторы этой работы - сотрудники китайской разведки Хо Чжунвэнь и Ван Цзунсяо. В ней указано, что "работникам исследовательских центров и разведчикам следует в первую очередь заглядывать в западные научные журналы в поисках сведений о новых технологиях". К тому же Хо и Ван посоветовали искать бреши в режиме гостайны и при возможности пользоваться ими, не нарушая закона.

Выход этой книги совпал с началом масштабной модернизации китайской армии. В 1991 году войска Соединенных Штатов провели молниеносную и победоносную войну в Заливе, и этот успех, видимо, оставил след в душах китайских военачальников. "Китайцы смотрели на ту легкость, с которой США одержали победу над Ираком, со смесью ужаса и восхищения",- говорит Тоси Йосихара из военно-воздушного колледжа в Монтгомери, штат Алабама. По его мнению, Китай начал спешно модернизировать свои войска, чтобы суметь противостоять армии образца НАТО. Но поскольку собственных технологий у него явно не хватало, пришлось обратиться к шпионажу.

В результате за последние два десятилетия, как говорит один из экспертов, "китайская армия продемонстрировала такие темпы роста, каких мир не видел со времен холодной войны". Китайские власти, кажется, и сами испытывают легкое головокружение от успехов. "Наши возможности по ведению войны в современных условиях пережили качественный скачок,- сказал министр обороны Лян Гуанле незадолго до прошлогоднего военного парада.- Китай располагает всеми видами оружия, которые есть у западных стран, и значительная часть этих вооружений приблизилась к мировым стандартам".

Возможно, китайскую технику промышленного шпионажа стоит изучить и спецслужбам России. При благоприятном стечении обстоятельств это позволило бы российским военным в короткие сроки и при минимальных затратах овладеть новейшими технологиями, которые бы пришлись очень кстати. Модернизация армии ведь идет полным ходом, но делать выводы о приближении к каким-либо мировым стандартам, не говоря уже про западные, явно не приходится. Согласно информации Генштаба, доля современного вооружения в армии не превышает 15%, а Счетная палата в сентябре прошлого года заявила, что в общем объеме закупаемой для вооруженных сил техники современные образцы занимают только 6%.

И все же нельзя утверждать, что Россия отстает от Китая из-за того, что она попросту брезгует шпионажем. По словам Мишель Ван Клив, Россия - единственное государство, разведка которого доставила ей не меньше хлопот, чем китайская.

Егор Низамов, "Коммерсант"
Google Buzz Vkontakte Facebook Twitter Google Bookmarks Digg Закладки Yandex Zakladok.net Reddit delicious БобрДобр.ru Memori.ru МоёМесто.ru

Добавить комментарий